Ученый-изобретатель

В течение своей многолетней деятельности на пользу русско­го флота А.Н. Крылов проявил себя не только выдающимся ученым и ор­ганизатором, но и талантливым инженером-изобретателем.

Им предложены новые формы корпусов военных кораблей (целесо­образность которых подтверждается хотя бы живучестью «Мара­та»), новые физические и инженерные приборы для обслужива­ния различных устройств на корабле. Хорошо известен «дромоскоп»прибор, автоматически вычисляющий девиацию магнитного компаса, прибор для интегрирования дифференциаль­ных уравнений четвертого порядка, прибор для измерения напряжений в связях корпуса корабля, прибор для измерения вибраций, дальномер, отметчик и др.

Также следует отметить еще новое и прогрессивное в понима­нии основных задач ученого-механика и оригинальные воззре­ния на преподавание курса теоретической механики в высших технических учебных заведениях нашей страны, которые можно найти в своеобразном, остроумном изложении в опубликованных статьях и книгах Алексея Николаевича по различным отделам техники. Что принципиально нового внесено всей совокупностью работ Крылова в общемировую культуру в смысле отношения ученого-механика к окружающей действительности? Нам кажет­ся, что на основании большого опыта жизни и работы Алексея Николаевича по-новому должно понимать связь теории с практи­кой. Очень часто ученые, получая тот или иной теоретический ре­зультат в какой-либо области механики, стремятся проверить его сравнением с данными опытов. В ряде случаев такие опыты специально организуются или самим ученым, или его учениками. Стремление сравнивать основные выводы теории с данными опы­тов утверждено в русской механике трудами Майевского, Петро­ва и Жуковского. Но Алексей Николаевич идет в своих работах дальше: он проверяет свои теоретические изыскания в практи­ке заводов, полигонов, верфей. А. Н. Крылов — ученый нового типа, рожденный бурным развитием промышленности России в конце XIX и начале XX века.

Этот ученый должен не только придумать, создать новое, но и разумной организацией претворить его в жизнь. Ученый-тво­рец, инженер-исследователь, организатор современного способа промышленного производства, умеющий поставить живое дело — вот академик стиля А. Н. Крылова. Алексей Николаевич превос­ходно знает не только классические труды знаменитейших мате­матиков и механиков XVIII, XIX и XX столетий, но он знает и большое число самоучек рабочих и инженеров, которые по при­чине их превосходства в понимании техники называются лучши­ми мастерами, лучшими знатоками профессионального труда. Они творцы овеществленного, творцы реальных кораблей, пушек, машин. У них многому научился А. Н. Крылов. Прочтите главу в его книге «Мои воспоминания» о П. А. Титове, «самом замеча­тельном русском корабельном инженере», самоучке с поразитель­но верной инженерной интуицией. Рассказывая о своих занятиях с Титовым по сопротивлению материалов, Алексей Николаевич пишет: «По окончании расчета Титов открывал ящик своего пись­менного стола, вынимал эскиз и говорил: «Да, мичман, твои фор­мулы верные: видишь, я размеры назначил на глаз — сходятся». Лишь восемнадцать лет спустя, занимая самую высокую долж­ность по кораблестроению, я оценил истинное значение этих слов Титова. Настоящий инженер должен верить своему глазу боль­ше, чем любой формуле». Воспитать верный глаз нельзя в тиши библиотечных кабинетов. Ученый XX столетия, если он хочет быть настоящим механиком, непременно должен быть связан с проектными заводскими организациями, отраслевыми научно-ис­следовательскими институтами. Университетская механика стиля Остроградского, Давыдова, Слудского, т. е. механика как при­кладная математика, отошла после работ Жуковского, Петрова и Крылова на математические кафедры университетов и выс­ших технических школ.

Опыт жизни и работы Алексея Николаевича указывает, что профессор механики обязан знать современную жизнь техники.

Он должен вести преподавание, он должен вести исследователь­скую творческую работу, и он должен быть консультантом-инженером завода, конструкторского бюро или исследовательского института промышленности. Неразрывная творческая связь с нуждами развивающейся промышленности дает неиссякаемый источник актуальной тематики. Нужно помнить, что все вы­дающиеся механики наших дней тесно связаны с промыш­ленной жизнью своей страны. Глубокая теоретическая разра­ботка вопросов и участие в решении насущных проблем разви­вающейся техники— вот теория и практика современной меха­ники.

А. Н. Крылов глубоко понимал ведущее значение теории. Вот его чудесные строки о соотношении теории и практики: «...Тео­рия и практика — оба слова греческие, по-русски ближе всего, не вполне, передаваемые словами: обсуждение и действие. Отсюда ясно общее соотношение между теорией и практикой. Можно обсуждать не действуя, но гораздо хуже действовать без обсуж­дения» [Собр. соч. академика А. Н. Крылова, т. I, ч. II, 1951, стр. 59.].